О монастыре

История монастыря

Перед тем как начать рассказ о возникновении Ставропигиальной обители преподобного Паисия Величковского, необходимо рассказать о местности, где он расположен, богатой истории и значимости этого места в истории не только Севастополя, как колыбели Киевской Руси, но и в истории Вселенского Православия.

крест-поклонный
крест-поклонный

Алсу — древнее поселение юго-западного Крыма, основанное, видимо, как и окрестные села, примерно в середине IV века, или по мнению некоторых историков, гораздо раньше (IV-III век до н. э) , потомками готов и алан, смешавшихся с местным населением. Примерно с XII века Алсу, как и все окрестные поселения, входило в состав христианского княжества Феодоро. После падения в 1475 году Мангупа деревня, вместе со всеми землями княжества, вошла в состав Мангупского кадылыка Кефинского эялета Османской империи. Как следует из «Ведомости о выведенных из Крыма в Приазовье христианах» А. В. Суворова 1778 года, из Ялсы выехало 289 крымских греков (по ведомости митрополита Игнатия из Алсу выведено 45 семей). Официально в состав Крымского ханства деревня входила около девяти лет: от обретения ханством независимости в 1774 году до присоединения к России в 1783 году. После присоединения Крыма к России  деревня опустела вследствие эмиграции крымских татар в Турцию, потому в Камеральном Описании Крыма 1784 года она не значится. Впервые упоминается Алсу (Кальсу в основном варианте) в губернаторских документах от 3 октября 1796 года по случаю выделения земли Греческого батальона офицерам и обер-офицерам за недостатком земли в Балаклаве.

По российскому административному делению, от 8 февраля 1784 года, Алсу находилось на территории Чоргунской волости Симферопольского

алтарная-часть-храма
алтарная-часть-храма

уезда Таврической губернии, но в Ведомости о всех селениях, в Симферопольском уезде состоящих… 1805 года деревня еще не значится (видимо, постоянного населения еще не было) нет ее и на на военно-топографической карте 1817 года.

После административной реформы 1829 года земли Алсу отнесли к Байдарской волости, а в 1838 году, после образования Ялтинского уезда и переформирования волостей — к Байдарской волости Ялтинского уезда. Тогда же Алсу впервые обозначают на карте 1842 года как деревню с 20 дворами. Согласно «Списку населенных мест Таврической губернии по сведениям 1864 г.», по результатам VIII-й ревизии 1864 года в казенном селе Алсуй (Алсу) в 9 дворах числилось 50 жителей-греков (9 дворов и на карте 1865 года, только на ней деревня записана как Олсуй)

беседка
беседка

Видимо, после учреждения в 1873 году Севастопольского градоначальства, Алсу, вместе с другими окрестностями Балаклавы, перешло в его состав, что зафиксировано в «Памятной книге Таврической губернии 1889 года» и там же записано, что по результатам Х-й ревизии 1887 года в Алсу в 22 дворах проживало 112 человек (на карте 1890 года — 26 дворов с русско-греческим населением). В градоначальстве деревня состояла до советской реформы административного деления в 1921 году.

В Статистическом справочнике Таврической губернии 1915 года Алсу отнесено к Балаклавскому округу, в разделе Ялтинский уезд.

С 1923 года, как отмечено в результатах Всесоюзной переписи 1926 года, Алсу отнесен к Камарскому сельсовету Севастопольского района  (с 1931 года — Балаклавского). 27 июня 1944 года, постановлением ГКО, крымские греки были депортированы в Среднюю Азию, а Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 мая 1948 года Алсу Балаклавского района переименовано в Морозовку.

Официально расселено до 1968 года, но реально существуют несколько жилых домов (на 1998 год население — 30 человек).

В 17-ти километрах от Севастополя по Ялтинской трассе, возле детского лагеря «Алсу-2» у большого креста, есть старая щебенчатая дорога. Воспользовавшись ею, попадаем в маленькое село Морозовку (бывшее Алсу), которое раскинулось но склону, являясь ярким примером свободной планировки. Село почти полностью сохранилось в первозданном виде: прихотливо разбросанные дома, извилистые улочки, широко разбежавшиеся заборы. Дома небольшие, крытые желобчатой черепицей, во дворах — старые, искривленные временем и непогодой деревья.

В центре села — нечто вроде площади и старый фонтан. У жителей Севера это слово ассоциируется с бассейном, из водной глади которого

общий-вид-от-креста
общий-вид-от-креста

среди статуй вздымаются струи воды. Но таких нет, вернее, почти нет в засушливом Крыму, где каждая капля — на счету. Здесь фонтаном называется любой более или менее скромно оформленный источник. Таков и фонтан в Морозовке: каменная невысокая стенка с пологим фронтоном и стрельчатой нишей, из трех труб изливается в каменное корыто вода. Приезжая в Морозовку, «Алсу» окинем взглядом окрестности на въезде: дорога идет вниз, открывается долина.

Есть в Морозовке святое место, особо почитаемое, — обитель в честь святого старца Паисия Величковского, где хранится частица его честных мощей. В обители стоит часовня в честь святителя Нектария митрополита Пентапольского, Эгинского чудотворца, целителя раковых заболеваний. В монастырском храме хранятся великие святыни: более 1000 частиц мощей угодников Божиих.

В 2010 году монастырь, решением Священного Синода Украинской Православной Церкви, получил статус Ставропигиального. Таким образом,  монастырь сейчас развивается, как одна из обителей, Ктитором  которой являлся Блаженнейший Митрополит Владимир, отшедший ко Господу в 2014 году. Сейчас настоятель обители Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. В обители несут свой монашеский подвиг двенадцать человек братии и приписные матушки монахини. Возглавляет монастырь наместник — архимандрит Гавриил (Анисимов).

У обители есть подворье Вознесения Господня в селе Гончарное Балаклавского района, где несут послушание трое человек братии.

Нужно отметить, что обитель основана по благословению великого подвижника ХX столетия схиархимандрита Макария (Болотова). Приснопамятный старец некогда передал икону Казанской Богородицы своему духовному чаду иеромонаху Паисию, в благословение на основание обители. Икона и ныне бережно хранится в монастыре как великая святыня и благословение Старца Макария.

Дорога по лесу, как и в жизни человека, часто серпантином извивается по склону, подъем сменяется кратковременным спуском, за которым опять следует подъем.

Вокруг по-прежнему лес, основную дорогу пересекают другие, теряющиеся в чаще. Но не следует сворачивать на них — это лишь просеки, которые размежевывают лес на делянки.